eccomi

В.В. Емельянов. Категории культуры древнего Востока. Божество. Месопотамия.

Божество
Индо-европейское bhaga - "наделяющий" долями (скота) (ср. богатый, убогий);
Семитской il или el - "сильный, могучий"; почитается как бык; главная его черта - мощь.
Шумерск. dinger - "небо". Божество - это нечто удалённое от этого мира и посылающее в этот мир свой свет.
Поэтому семитский бог - волящий в отношении мироздания, а шумерский - это сила, которую нужно уметь приручить, или с которой нужно уметь вступить в контакт, что сложно, т.к. это существо бесконечно удалённое, никто его не видит, не знает, не понимает его природу.
Месопотамия: бог относится к естественному, первичному миру.
Египет: бог - и природное явление, и личность.
Чтобы понять эволюцию месопотамского представления о божестве, нужно рассмотреть несколько стадий в развитии божества и божественного.
1. Божества плодородия (кон. 4 тыс. до н.э.), но плодородие - это не общая идея (их тогда не знали): отдельные скотоводческие и земледельческие культы, и среди них различается скот и дикие животные.
Думмузи не отвечает за плодородие вообще, это божество домашнего скота, имеющее следующие функции:
- размножение
- получение продуктов скотоводства
- сила, которая помогает расти необходимым для питания скота травам
Божество понимается как сила, стоящая за процессами размножения, роста и развития.
Думмузи - это сила, а не личность. Он никогда не правит. Будучи супругом Инанны, он слаб и пассивен, и нужен Инанне только на время весны, размножения. Затем его можно убивать, уводить в загробный мир. Царь никогда не был Думмузи вообще, он был им только в момент священного брака.
Думмузи никак не изображали. Нет ни одного его описания в текстах (а другие боги имеют описания). Именно потому, что он был даже не духом, а силой.
Сила Думмузи вторична относительно женского божества. Инанна сама выбирает себе правителя: существуют документы, где говорится, что "в былые времена женщина по два мужа имела", но теперь это запрещено. Видимо, изначально женские божества верховодили в пантеоне, и именно женская сила была главной и направляла развитие. Большое число богинь-матерей, Инанна (не мать, но способствовала возбуждению любовной и воинской страсти). Многие боги имеют имена, начинающиеся со слова "нин" (госпожа): Нингирсу, Нинурта… м.б. изначально эти божества были женскими?
Когда женское божество находится у власти, оно воздействует на окружающий мир силой своей агрессии, эмоциональности. Женское воспринималась как яростное, часто - разрушительное, и позднее трактуется как хаос.
В это время существует перечень умерших шумерских царей, которые последовательно сопоставляются с Думмузи. Очень интересная и неожиданная параллель с Египтом: каждый мёртвый царь отождествляется с Думмузи. Уникальный текст. Но: царь не хотел быть Думмузи навсега, т.к. Думмузи пассивен и не имеет власти, а царь наделён активной силой.
2. В первой половине 3 тыс. до н.э. происходит переход от преставлений о божестве как силе к представлению о божестве как сущности.
Божество-сила - это всегда сила локальная, которая действует в данной местности. В каждом городе свой Думмузи.
Переворот в сознании: тенденция к абстрагированию. Множество локальных сил объединяются и составляют одну сущность. Думмузи - это божество, которое живёт во многих городах, но это одно и то же божество.
Укрепляется государство, растёт стремление к активному освоению окружающего мира. Постепенно возникает иерархия божеств.
Культы богов-героев, которые были в каждом городе и преобразовали существующий женский хаос в новый мир.
NB: ни бог, ни царь не могут творить новое сами по себе, в силу присущих им способностей. У месопотамской религии нет надежды на силу личности и необходимо владение определёнными магическими силами или предметами.
Власть нужно получить. Me воплощает в себе ту самую индивидуальную мощь создателя, которая становится возможна посредством обмена дарами между правителем и его предками. В основе - жертва лучшим; нужно отдать лучшее, и тогда ты получишь право на власть.
В рамках шумерской религии не существует активной мужской позиции, которая всегда возникает из воли создателя: воли создателя как таковой нет, сем по себе никто ей не обладает.
К конце 3 тыс. до н.э. Месопотамия увлекается астрологией, т.к. звёзды воспринимаются как me. Люди не надеются сами на себя. На этом этапе нет автономной воли. Здесь есть только упование на то, что царь получит me от своих предков и при помощи этих me можно будет разбить врага. Личность же царя самого по себе ничтожна: он - чиновник на службе неперсонифицированных сил, которые в любой момент могут перейти в другие руки.
К концу 3 тыс. до н.э. божества были объединены в единую иерархию. На вершине - Ан, Энлиль и Энки, ниже - Инанна, богини-матери, боги-герои и все прочие.
До конца 3 тыс. не было единой системы родства: каждый бог имел то родословие, которое было распространено в данном городе. В конце Третьей династии Ура раз и навсегда была закреплена родословная вне зависимости от города, т.к. построего единое государство и тенденция к унификации.
3. Во 2 тыс. до н.э. монархи стали подавлять народное собрание и навязываеть ему свою волю и конфликт индивидуальной воли и воли общины.
Не дают "развернуться" у себя и активная завоевательная политика.
Рост населения в городах и голод и колонизация.
Следствием этого являются постоянные войны.
Постоянное навязывание воли сильного слабому.
На фоне этого возникает культ царя.
В шумерское время царь зависел от me, которое получает бог данного города от своего родителя. Во 2 тыс. этот обряд исчезает, коллективные связи разорваны, правитель перестаёт зависеть от предков, т.е. от общины.
После 19 в. до н.э. до н.э. царь отказывается от непосредственного участия в священном браке, т.е. царь перестаёт верить, что власть может быть получена только через женщину и уповает только на себя. Категория me ушла, под me стали понимать любой ритуал, а сила отныне исходит от царя.
Это нужно чем-то уравновешивать и обряды, связанные с временным унижением царя. (Вавилон: царя не только били по щекам, но и дёргали за уши, при этом он стоял на коленях, плакал (и плодородие) и клялся, что в прошлом году не сделал своему народу ничего плохого).
Правитель выше всех магических сил и народного собрания, но полностью порвать с прошлым он не может и он должен отвечать перед богами, и испытывает чувство, подобное стыду, за свою слишком большую власть.
Одновременно с этим растёт жестокость людей. В 3 тыс. не было ни публичных казней, ни изощрённых способов убийства, ни жажды истреблять. Теперь апофеозом становится разрушение Вавилона в 689 г. до н.э. Люди не жалеют людей, чтобы как можно дальше, до края земли распространить собственную волю. Герой не просто уходит из дома, чтобы сразиться с соседями, он хочет дойти до края мира и сравниться с богами в бессмертии (Гильгамеш, Улисс). Божество теперь - не сила и не сущность, а личность со всеми своими противоречиями и комплексами, которая пытается навязать себя всему миру.
За свою победу над Тиамат Мардук требует, чтобы все боги отдали ему свои имена и функции, и они соглашаются. Мардук подержал эти функции у себя, а затем отдал им назад, но уже как подарок. Точно так же вельможа получает должность уже не от бога, а от "хранителя всех должностей" царя.
Такой бог, будучи личностью, может быть капризным, вероломным, хитроумным, т.е. приобретает все те же пороки, что и человек.
В шумерском мифе о потопе Энки на собрании богов уговаривает оставить одну семью в живых, но за это даёт другим богам клятву, что с этого времени ни один человек не будет жить вечно; а в аккадском мифе о Гильгамеше (1 тыс. до н.э.) он нарушает клятву погубить всех людей, чтобы спасти праведника.
Божества никогда не обладали абсолютной властью: им не хватает me или их предложение не проходит на собрании богов. Даже поступок Мардука не был произволом, т.к. его одобрило собрание. Так же и царь никогда не имел абсолютной власти и не мог произвольно действовать, в отличие от восточных деспотов.