eccomi

Кроме тебя, Макбет

Во-первых, говорит наш любимец Петер Штайн:
– В России нынче в ходе работы над постановкой классического произведения считается хорошим тоном среди режиссеров задаваться вопросом: чем сегодня этот материал актуален?
– Никогда нельзя этого делать! И я не буду этого делать! Эта мода началась не в России, Россия копирует сегодня то, что началось в Германии. Нацистам не удалось захватить Сталинград, но русский театр сегодня захвачен немецкими тенденциями. Такой подход в первую очередь объясняется глупостью режиссеров, которые то, что им кажется важным, берут из телевизора. Но завтра это уже будет никому не интересно! Потому что перестанет быть актуальным! Не будучи в состоянии вскрыть самостоятельно всю глубину классического произведения и философский смысл, заключенный в нем, постановщики, чтобы сделать свой «продукт» более привлекательным, «наклеивают» поверх классики новостные хиты. Но на самом деле знаете, какая самая важная ваша проблема сегодня? Что все мы должны умереть. Может, через час. Может, через десять лет.
– Но и сто лет назад была та же проблема…
– И две с половиной тысячи лет назад. Потому что это действительно важная, основополагающая проблема. На этих основополагающих проблемах строится все остальное. Со времен древнегреческой трагедии драматургия строится на том, что человечество обречено на смерть. Индивидуальную и коллективную. Проблемы Аиды, Радомеса, Амнерис, Фараона напрямую не являются нашими проблемами. Некое государство, которым управляет высшее божество, в котором ведение войны и посвящение главнокомандующего связаны с ритуалами, проходящими в храме… В современной жизни так не делают. Но мне, режиссеру, все равно, что конкретно поют и говорят певцы. И какой предмет передается при обряде посвящения. Все эти церемонии никак не приближают историю к сегодняшнему зрителю. Сюжет отыскал настоящий египтолог. И тексты, которые произносятся в храме, основаны на религиозных текстах Древнего Египта. Но их можно воспринимать и как элементы различных других религий, поэтому у нас на сцене не будет многих атрибутов Древнего Египта. Египет – страна, где много пустынь, страна высокоразвитой культуры и высокого уровня вооружений. А в Эфиопии много красивых цветов, садов, деревьев… Красивые и гораздо более чувственные женщины – Аида, конечно, куда более чувственная, чем Амнерис. И Радамес из своего высокоразвитого общества стремится к женщине из страны «третьего мира». Об этом история! Что я должен сделать, чтобы осовременить? Одних одеть, как советских солдат, а других – как афганскую армию? Это же полная ересь! Тем более что русские не смогли покорить Афганистан. А египтяне Эфиопию все-таки завоевали. Зачем же мне здесь параллели проводить? Все эти «осовременивания» – полная ерунда. И у меня нет никакого желания заниматься такой ерундой. Посмотрите оперу! Если это вас затронет, если вас взволнует игра актеров, тогда я сочту современными историю, музыку, постановку и исполнение.
– Как вы характеризуете период, который переживает сегодня европейский театр?
– Период распада. На тысячу различных вещей. Которые еще пытаются называться театром. Но в основном это перформансы и прочие вещи, граничащие с изобразительным искусством. А театр построен на текстах – только это я могу назвать настоящим театром. И хорошие актеры вымирают как класс, поскольку не имеют возможности практиковаться в своем искусстве. Если они всего лишь марионетки в руках режиссера, то не могут уже играть живых людей.

Нацистам не удалось. Эвона.


Во-вторых, Елену Всеволодовну Третьякову, как я писал уже в ФБ, сместили с поста директора РИИИ, и Министерство культуры своими архикультурными силами типа продолжает институт реформировать. Я стою в сторонке от обсуждения и комментариев, пч у меян конфликт лояльностей, интересов и собственных мнений по разным вопросам: просто не спрашивайте ;)
Я думаю, что реформирование институтов типа РИИИ невозможно, но ещё думаю, что создавать некоторые прецеденты всё равно нельзя. Дальнейшее – молчанье.
А к чему я это тогда? К статье Третьяковой от ноября 2007-го: вот она. Мне не нравится пафос и слог (прастити, вы меян знаете), но внезапно нравится идея:
Здесь другая красивость, наивная (отсюда и архаика) или игра в это. Игра для простодушных, для искренних в своих эмоциях, в проявлении эмоций людей. И с собственной неявной, может даже неосознаваемой целью — для того, чтобы количество простодушных, этих ныне ископаемых, множилось, а сложные открывались, прирастали, лечились простотой. Здесь все здоровы и бодры, здесь хеппи-энд. Механизмы работают старые как мир, только работают тогда, когда этому миру требуются…

Мне, правда, кажется, что "сейчас чувствуется" (а тогда начал, видимо, меняться ветер, пч не может же он всегда дуть в одну сторону, будь он трижды Жан Вальжан) немножко не так, а вот как (это недоправленный текст, он висел поэтому под замком тут некоторое время). Я хочу сказать: даже если красивость, бодрость и хэппи-энд возвращаются, причём возвращаются по правилам "старого театра", психологического, анти-мортьешного и так далее, они возвращаются на новом витке, и нет, "Ноццы" Бехтольфа качественно отличаются от "Ноцц" Марталера именно, извините, глубиной режиссуры – фактически процессы Бехтольфа тут тектонические, а орнаментален (и в этом прекрасен, пйомите меня верно) как раз Марталер.


А на самом деле это всё было к "Аиде".
Моей первой "Аидой" в новейшей истории был спектакль Чернякова в виде сразу двух масочных кассет – состав, где видно, что хотел сделать режиссёр, и состава, где видно, что поди это сделай.
Щас не хочу удаляться ни в какие рассуждения о спектакле в целом (мне нравится ровно одна сцена, но это вот как раз по статье "зачем зритель идёт в театр " – я в среднем иду за Кушеем; однако я думаю, что спектакль лучше чем неплохой); замечу, что, как мне кажется, он ценен двумя вещами.
Во-вторых, тем, как режиссёр не справляется. Мы с belta много говорили о том, Нужна Ли Амнерис в финале, и я совершенно уверен, что не Нужна в том смысле, что хоть бы и Дима звали, не о нем сюжет. Она, тем не менее, в этом самом финале есть, и такого рода купюра, в отличие от аккуратно подрезанной Sempre libera там или тихонечко изъятой арии Марчеллина, сильно бросается в глаза. И делать такую купюру, соответственно, есть смысл только если ты готов ответить на вопрос, зачем. А не "потому что я не смог придумать, как бы её присобачить в финал". С Черняковым же явно случилось второе. ("В музыке я не слышу старадания" – аргумент слабоватый, пч это ведь музыка от линейки Аиды и Радамеса, а у Амнерис история своя, как ни крути. И фейл этот вдвойне заметен на фоне черняковской дотошности типа "давайте объясним, куда делся Царь Египта".)
Но это как бы не по теме, по теме то, что во-первых. Вот есть выражение "святее Папы римского ", а тут, видимо, мерзее Миикэ Такаси. (Ну или на знаю кого, не могу быстро придумать.) То есть о чем опера? Если тупо на пальцах. Конфликт государства и личности, amor vincit omnia, всё зло – от политики и родителей. Чтобы придумать такие темы, никаким режиссером быть не надо, надо просто уметь развести певцов в режиме "пошла группа сопран с веночками".
Беда в том, что Верди вообще слишком актуальный автор, чтобы оставить большое пространство для своей реактуализации.
Хороший (и гораздо более близкий мне) пример – "Макбет". По сути если ты видел один, ну два, ну три (я видел три, да) удачных спектакля – ты видел их все. Остальное будет казаться повтором, причём тривиальным, потому что на этом идёт исчерпание темы. Не в смысле "больше не о чем говорить", а в пресловутом смысле "здесь ничего не придумано". Потому что нечего придумывать, всё дано.
Такое же обстоятельбство, в общем, губит режиссёрские прочтения какого-нить там "Голландца": история слишком простая, её сложно надуть лишними (видите какое слово выскочило) смыслами; и вместе с тем история достаточно сложная, если просто тупо за ней идти, то получается пресловутая орнаментация.
И тут я опять и снова вижу выход для труЪ современной, а не немецкой режиссуры. Сечёте?
(И здесь я бросаю это рассуждение, потому что додумано оно только досюда.)


...И, подозреваю, фейл Паппано во многом именно в том, что идя по своей контрастной линеечке он пытаетяс чего-то Добавить и чёта Усилить, не успев разобраться сначала с тем, что есть. Такйо синдром Караяна (забавно, что и bruenn_gildaНарлот он на ум пришёл), что ли.
Если позволишь, я немного встряну не совсем по делу

"А театр построен на текстах – только это я могу назвать настоящим театром"

Не соглашусь. Категорически. Театр не "построен на текстах", просто потому, что один аудиоканал недостаточен для запуска театрального механизма, с тем же успехом можно послушать замечательный текст в радио-спектакле, и чего ? К тому же, бывают спектакли вообще без или с очень небольшим кол-вом текста

Театр построен на эмпатии: потому, что театр невозможен без движения. Тел, мимики, изменения пространства . Театр это и есть движуха в первую очередь, а не как не читка пьесы говорящими человеками


Но на самом деле знаете, какая самая важная ваша проблема сегодня? Что все мы должны умереть. Может, через час. Может, через десять лет

Очень, очень спорный постулат. В том смысле, что я ещё не видел ни одного спектакля за свою жизнь, в котором бы герои выводили свои действия из соображения неизбежности и обреченности на смерть. Ни единого. Нет проблемы "что мне делать сейчас учитывая, что я все равно когда-нибудь умру?" Есть проблема " как мне остаться и сохранить себя в этой конкретно прямщаз текущей ситуации ? "

Все это под тройным квадратным и кубическим корнем условности моего имха, разумеется

ПС. Как же я соскучился по твоим текстам ! фб сосет


Ну, то, что для Штайна "театр построен на текстах" хорошо видно по неумению Штайна работать с материалом, который сам по себе не "текст" (а я правда-правда думаю, что эта пангерменевтическяа зараза пожрала музыку совершенно напрасно).

А что до проблемы человеческой смертности, то она вообще (в актуальном для нас виде), надо понимать, постновоевропейская. Экзистенциалисты маялись, Витгенштейн решительно топал ногой, всё такое, мир до сих пор не проехал именно такую постановку задачи. Но я не думаю, опять же, что Штайн говорит дело – он вообще, как бы это сказать... Мда.

ФБ сосёт, но кабы не она, я бы вообще не маячил в интернетиках :(
а это интересная мысль, спасибо: экзистенциалисты маятся не на своем поле. У меня есть страшная еретическая мысль, за которую меня будут бить тапками возможно, но я её скажу: экзистенциональные мытарства вообще не передаются и не выражаются театральным языком, они несовместимы.

Готов сьесть свою щляпу в миг, когда увижу хоть один приличный ( хотя бы!) спектакль по Метерлинку или Сартру ( про Камю я и не говорю) , например

*Синяя Птица не в счет



Так да, экзистенциалисты преуспели только в писании. Возможно, в кино (но мне кажется, что всякий "Кот" совершенно не работает как экзи-фильм); но ни в философии, ни в театре им делать равно нечего.
Я видела хороший студийный спектакль по Сартру - "Ад" ("За запертой дверью", кажется). Там есть что играть актерам, да и сюжет не навороченный. Другой вопрос, что постулат "ад - это другие" ничто в сравнении с шиллеровским "Я сам себе рай и сам себе ад", но Сартр в конце концов к нему и приходит (или приводит).
Ой...Вот теперь я понимаю, почему Йонас от Штайна сбежал фактически (и что у них не срослось).
*Ась? РадОмес?
Питер же совершенно глухой :( . Ага, "текст- главное", но ему всё равно, что именно произносят в ритуалах..
Ну, конечно, "А в Эфиопии много красивых цветов, садов, деревьев… Красивые и гораздо более чувственные женщины – Аида, конечно, куда более чувственная, чем Амнерис. И Радамес из своего высокоразвитого общества стремится к женщине из страны «третьего мира». Об этом история!"
CENSORED

Ох, в общем, Йонас оправдан по всем пунктам, если все те слухи действительно были правдой.
все б сбежали, и только мне не удастся (((

Но мне, режиссеру, все равно, что конкретно поют и говорят певцы. и рядом А театр построен на текстах . Он сам себя слышит вообще?
М-да... Штайн оказывается не только глухой, но и с логикой у него как-то не очень-;)))
Сейчас людям не выдают мечи в храмах, и это удаляет "Аиду" от зрителя, но и сейчас люди забивают стрелки у памятников, что приближает "Дон Карлоса" к зрителю.
Бред какой.
Вставнйо номер для финала Карлоса" -- хоровое исполнение "На фоне Пушкина снимается семейство"
слушай, я прочитал, что называется. Я очень не в теме называемых имен, но общетеатальные проблемы у меня больные - и я даже первого оратора могу где-то понять, но у меня такое ощущение, что он "все цифры записал правильно, а в итоге ответ какой-то левый". я вчера смотрела абсолютно нетекстовый но совершенно прекрасный - именно театральный - танцевальный трехчастный этюд. С использованием всего чего только можно и нельзя. И в общем-то это наверно просто средняя качественная но обычная постановка такого направления, но я сразу подумала мол хорошо. Потому что конкретно тут все это работает. И у меня так в любой жанре - хоть доктор ху, хоть опера, хоть малый драматический, что перформанс (которое оказывается не театр, не тянет), да хоть рекламный ролик. Всегда есть какое-то основопологающее единство полотна - декоративное ли, смысловое ли, но когда оно прекрасно и понятно ради чего вообще и работает - работа будет целостная - оно театр. И меня немножко начинает потряхивать, когда начинают рассказывать что есть "правильный" и "неправильный" театр. Ты наверно чуток о другом