ужин

Forma divina

Ну что. Я это послушал.
Действительно, молодец Тезье. Это интересно, круто и всё такое. Тезье не сделал из Амонасро ничего первостатейного: это Оскар за роль второго плана, но я не думаю, что так не должно быть, и что ему следовало сильнее тянуть одеяло. Я просто к тому, что это ласточка, которая по положению не может сделать мне весну – это даже не Паоло в "Симоне".
Ещё имею сказать о Кауфмане, особенно после восторга от промо-ролика. То, что вызвало в промо-ролике восторг, вызывает его по-прежнему. В целом несомненно (и по этой записи очень хорошо видно), что Кауфман офигенный, недюженный артист, что в актёрском театре ему примерно нет равных, и что его мозги ему как актёру дофига помогают, а как следствие помогают и мне – вот же какой крутой Радамес, какой офигенный персонаж и как про него всё сложно и захватывающе. Я совершенно не сомневаюсь, что если слушать это живьём, причём не обязательно в спектакле, будет зашибенно, и с радостью бы когда-нибудь из зала такое пережил.
Собственно, не будь моей главной печали в лице Паппано, я бы наверняка здесь писал не так, а хвалил фразировку, трактовку и все такие вещи – потому что есть за что. Но.
Только что на Пуччини-диске я все заслуги и удачи приписал дирижёру. Думаю, так же дело обстоит и здесь: вся эта конструкция вышла такой, какйо вышла, потому что дирижёр её так построил.
Паппано работает контрастами: тембровыми, мощностными (или как бы это сказать), жанровыми (он вообще как-то очень про именно жарны всё в этот раз сыграл, не уверен, что это вообще здесь релевантно), временами темповыми; подменяя этим любое целостное осмысление формы. Паппано до макисмума вытягивает пики страсти; подменяя этим развитие, эмоцию, мысль. Паппано предельно противопоставляет всё, что может, и всех, кого может – певцов и оркестр, солистов и хор, тенора и меццо в ансамбле, музыку без слов и музыку со словами; подменяя этим любое взаимодействие, вообще любое. Опера Верди кажется нагромождением огромных ярких угловатых предметов, этакой икейной детской, в которой играл маленький Пуччини, потому такой и вырос (видимо, часто на углы налетал). Но зачем мне такая вердидицея? Он же и сам собою ничё так композитор, а? Если я захочу о предтече, я почитаю книжку, мне там расскажут. Или послушаю Пуччини – в котором, заметим, Паппано никогда не пытается никакое там "вердиевское начало" выискивать, потому что слышит Пуччини как самоценного композитора.
А Верди, видимо, вообще слышать не хочет особенно. Оркестр борется с первцами, певцы дают сдачи. Над полем брани разносится брань. Не знаю, что хотел сделать Паппано. Я могу придумать концепцию (например: битва государства и личности, отсутствие гармонии в чудовищном Египте, хуё-моё), но не вижу, зачем бы мне это делать. Паппано уверенно играет Пуччини по нотам, написанным несколько другим композитором. Верди не покоряется.
Пару раз Паппано хорошо нагнал страху (в Alta cagion/Su del Nilo я прям шуганулся), но это всё же немножечко 22: без чувства меры, имманентного материалу, мне кажется, выходит просто пошлость попсовенькая, а вовсе не мощь и ымоцыя.
И нет, я уверен, что дело здесь не в собственно оркестре (хотя он, кажется, и сам собою нехорош), не в хоре (хотя я, на самом деле, очень давно не слышал, чё они там как поют; но верю тем, кто, послушав их из зала в Риме на той же "Аиде" уверял, что всё прекрасно) и не в касте, хотя ансамбли развалились примерно все (очень крутое исключение составляет прежде всего Rivedrai le foreste, но это, во-первых, всего лишь дуэт, а во-вторых – в нём участвует Тезье, наша внезапная надежда и опора. А вот в той же Fuggiam gli ardori кажется, что Аня и Йонас писались в разные дни и ничего друг о друге не знали (абер, как мы помним по "Валькирии" с тем же Йонасом, это на самом-то деле не проблема, лишь бы всех пёрло), поэтому просто спели две арии, переплетённые звукоинженерами).
Особенности вокала Кауфмана можно любить или не любить, так же, как Ане можно прощать или не прощать то, как она шумно и высоко дышит и неаккуратно пищит верх, а Семенчук – как она для вящего драматизма давит и кричит; но всё это либо собирается в некоторое общее целое, либо остаётся бессымсленным звуковым безобразием. Истеричным, с кровищей, страданиями и прочими пошлостями.
Я не верю в пошляка Верди. Я думаю, что это примерно единственное, чего с этой музыкой делать не надо. Лучше уж тра-ля-ляшечки – впрочем, и их Паппано нашёл немало и в самых неожиданных местах, например в той же Fuggiam gli ardori inospiti.
В общем, положа руку на сердце, вы же понимаете, что так много эмоций у меня только потому, что мне хорчется, чтобы Аня всё делала идеально, а Паппано с каждым годом всё крутел и крутел – тем паче, что у него с Верди наконец-то, кажется, начало как-то клеиться. Потому что иначе стал бы я вообще возиться с этим диском, если бы не знал имён дирижёра и лидов? Да я бы даже не дослушал.
(Тут мне резонно ответят, конечно, что не всё должно быть с одного раза понятно, что скороспелые выводы, сложный и оттого менее очевидный контекст и всё такое. Я на это тоже имею ряд трюизмов вроде "чтобы в чём-то разбираться, должно стать интересно хотя бы оттого, что неприятно, а не уныло и скучно", но, короче, вы поняли.)


И тут мне подумалось.
Это ведь тоже тенденция. Сколько мелочей! Вот в той же Fu la sorte как Семенчук делает "Radames (пауза) vive!" Или то самое morendo в конце Celeste Aida, о котором так много говорили большевики. Или там я ещё стопицот таких штук могу назвать, их есть, да. И в оркестре их тоже много.
Но неужели этого довольно. Неужели это предел мечтаний. Побольше деталей – неважно, есть ли у нас то, к чему детали лепятся. Вспомним, как был спет теми же Йонасом и Аней с тем же самым Паппано тот же Зальцбургский "Карлос": там были такие крупные построения, которые можно было уже тонюсенькой кисточкой уже расписывать, как твоя душенька пожелает. А здесь всё висит в воздухе. Мы обсуждаем детали не пойми чего. "Как красиво пришили оборки, какой дивный фронтон, но, думаю, несколько пересолено".
Я хочу сказать, это именно тенденция восприятия (а исполнительства – не уверен, потому что, как я когда-то дофига давно говорил bruenn_gildaНарлот, моё ухо столько же, коли не больше, мелочей выхватывет и в старых любимых записях все мои фавориты, от Берри до Сьепи, по такому критерию более чем стоят). За что хвалят? За мелкое. Предполагается, что наличие большого само собой разумеется – и мы уже не проверяем, есть оно или нет. (А ведь в этом в первую очередь уязвимость гутовского "Фиделио", кстати! Потому все мелочи с него и отваливаются, что им не к чему крепиться.)


А вот не к слову. Я всегда был уверен, что в "Собачьем сердце" неправ не Шариков. То есть Шариков неправ, но он дважды жертва: во-первых, потому что он действительно не собирался из умного пса становиться абы каким человеком, но во-вторых ещё потому, что правота профессора Преображенского всю дорогу очень спорная. Не в смысле для меня. А в смысле, кажется мне, так показана. Он афористичен, он умён, он отсылает к прошлой прекрасной эпохе там; но ещё у него есть любимое место в "Аиде", специально послушать которое он ездит в оперу и которое, значится, напевает. И место это – как мы помним, "К берегам священным Нила". То самое чудовищное давящее государство, та самая диктатура, вид в профиль, фактически – его эгида.
Не глухой же был Булгаков, когда это писал.
  • Current Mood: ничего, как-нибудь впоследствии я их тоже не полюблю
Tags:
Захотелось послушать этот диск :) Наверное, всё-таки разорюсь и куплю в Мюнхене лицензионку.
Несколько человек, бывших в зале, говорят, что диск существенно отличается.
Не сомневаюсь, что отличается.

Я не фанат студийных записей. Даже самые лучшие (и любимые) певцы не всегда бывают на высоте, когда поют на публике, но все равно я больше люблю живые записи, чем студийные. И еще больше люблю живые спектакли и концерты :)

Для микрофонов поют иначе, чем для публики. Может, я и не права, но во всех случаях, когда я присутствовала на записях с публикой ("Валькирия", "Парсифаль", "Лючия"), певцы думали о том, как лучше "записаться", а не о том, как их слышит публика. Эта самая "Аида" все-таки была для зрителей, но я не уверена в том, что Паппано не взял какие-то куски для диска. Хотя, вроде бы, к моменту к. и. запись была закончена.

Edited at 2015-10-02 08:09 pm (UTC)
наличие большого само собой разумеется
Точно! Это большое для нас уже существует и неотделимо от знакомого произведения. Мы скорее заметим, когда его разрушают, чем когда его просто нет.
Как раз в воскресенье смотрела Зальцбургского "Карлоса". Хэмпсон - самый искренний Родриго и безо всякой игры в романтизм. Поза без позы. Замечательно. Все понравились, и от Кауфмана горло не сжималось. Похоже, он действительно изменился за последние годы. ;) Декорации только неинтересные.
О, круто. Я сегодня утром почему-то ожидала, что лента взорвётся "Аидой", и вот это не так, но есть твой пост, что очень ценно :)))) На самом деле, я пока что не слушала (начинаю), так что могу пока только сказать, что коробочка красивая, лол. Но мне, конечно, очень хочется, чтобы у меня сложилось иное мнение, и запись выстрелила, так сказать.
Посмотрим.
Могу сказать, что мне пока что очень нравится :) Играю в БИНГО! Когда слышала ту же интонацию у Барбьери и дальше более 10 раз, пью чай... Но Паппаныч восторг же, мне кажется, с ним ты неправ немного!