да что вы говорите

Как я учусь и куда хожу

В общем, армянское радио спрашивают, как спел Йонас. У меня нет времени написать внятный пост, извините! Зато у меня есть домашка, в рамках которой нужно написать об этом же статью.
Я написал; повешу её сюда в качестве ответа.


Хорошее – враг лучшего
В петербургской Филармонии выступил сам Йонас Кауфман – даже не звезда, каких на небе много, но комета, подлетающая к Земле раз в бог знает сколько лет.
Говорят, что Кауфман – лучший тенор современного мира. С этим можно не соглашаться, но несомненно, что он – самый востребованный и один из самых, если не самый яркий. У Кауфмана есть всё, чтобы не оставлять равнодушными не только орды поклонниц, но и любого мало-мальски интересующегося академическим вокалом человека: он сверхпрофессионален, а также красив, талантлив и умен. Его выступления продуманны и нетривиальны, актерский диапазон невероятно широк, голос мощен и необычен. О темном тембре Кауфмана, о психологизме актерских прочтений, о разнообразии репертуара (от Вагнера до Легара) действительно хочется спорить: работы Кауфмана могут быть несимпатичны и даже неприятны, но никогда – скучны.
Впрочем, никогда не говори никогда.
В Петербурге Кауфман пел несмело и напряженно, и технические погрешности были очевидны даже самым очарованным слушательницам. Однако концерт на фестивале "Площадь искусств" он героически втиснул в и без того перенасыщенный график между концертом в Вене и началом репетиций в Ковент-Гардене. Усталость, питерская погода, самолет тем же вечером – всё это и объясняет, и извиняет далекую от идеала вокальную форму. Специально же для тех, кто извинять не хотел, были целых четыре песни, исполненные на бис. В них Кауфман уже не осторожничал, и потому показал все свои вокальные сокровища от филигранного piano до легендарного messa di voce. Тоже не без огрехов, зато свободно и эффектно.
Лучше всего запоминается, разумеется, последнее впечатление. Однако бисы – даже вместе с бурными продолжительными аплодисментами – это двадцать минут от трехчасовой программы. А что сказать о ней?
Составлена программа была щедро и интригующе: тут тебе и "Любовь поэта" Шумана (цикл, который Кауфман пел считанные разы за всю свою карьеру), и песни Вагнера на стихи Матильды Везендонк. Непростой и интригующий материал, о сочетании которого в рамках одного концерта уже можно рассуждать очень долго. Да и сам Кауфман, как бы ни подводил его голос, артист такого уровня, что интересно делается от одного упоминания его имени.
И вот – можно ли в это поверить? – на его концерте было смертельно скучно. Певец, как говорили в девяностые, озвучил партитуру. Спел все слова и ноты в своей, кауфмановской манере. Где-то поддал forte, пару раз соблазнил фирменным piano, где надо – пококетничал, где не надо кокетничать – сделал серьезное лицо.
Начав вечер с трёх песен Шумана на стихи Юстинуса Кернера, он ушёл за кулисы, заставив вызывать себя аплодисментами. Дальше – ещё двадцать Шумановских песен, теперь на стихи Гейне, спетых добротно и не эмоционально. Ощущение, что артисту не всё равно, о чем он поёт, возникло разве только на суперхите "Ich grolle nicht" – и тут же пропало. На "Ein Jüngling liebt ein Mädchen" певец перестал стоять неподвижно и принялся жестикулировать, чтобы подчеркнуть крайнюю ироничность тона: вокальных средств не хватило.
Отдых в антракте не помог. Песни Вагнера прозвучали не только более блекло, чем в свое время в студии (предположим, сравнивать живое выступление с диском нельзя), но и просто откровенно занудно. Вместо изюминки (традиционно цикл "Везендонк-лидер" исполняют женщины) получилась пресная жвачка.
Заключительные три песни – "Сонеты Петрарки" Листа – прозвучали чуть свободнее. Здесь наконец-то нашлась некоторая личная трактовка: Кауфман исполнил их в откровенно веристском стиле, желая подчеркнуть... Что? Невозможно угадать: такая вокальная манера не вяжется ни с текстами, ни с музыкой. Зато напоминает, что меньше недели назад он еще был кавалером де Гриё в "Манон Леско" Пуччини, а на днях превратится в Андре Шенье в одноименной опере Чилеа – и, надо думать, это, а вовсе не петербургский концерт, действительно волнует артиста.
Так мог пройти концерт любого "нормального" певца. Спел. Хорошо спел. Уважил длинным бисом. А композитор Шуман, скажем, и написал неплохо. А композитор Вагнер, так тот вообще Вагнер. Как такое может не нравиться?
И в самом деле ведь, наверное, не может.
Tags:
Мне под конец было обидно до неметафорических слёз. Слезу я не пустил в силу особенностей характера, зато я просто наорал на спутников.
Некоторые спутники к тому времени уже засыпали, потому ора не заметили:))
Да, так внимательно я ещё ни разу программку не изучал :)) Практически наизусть выучил.

Зато теперь можно слушать Дихтерлибе, не подглядывая в словарь, ага.
:(. Увы-увы. (А я ведь думала, что все хорошо было)
Если будет интересно, послушай его Любовь Поэта 2013 (квебекская запись, хорошее качество для пиратки), мне она очень-очень прям. Но что я знаю?
Печально (

Сочувствую. Идти, предвкушая ( по опыту) Событие а нарваться на равнодушное исполнение - это грустно и раздражает, как обман.
На самом деле, меня это расстраивает потому ещё, что в этом видится некоторая тенденция. Но я надеюсь, что она видится мне напрасно.
Тоже мне, жалеть. Сходил на приличного тенора, приличный тенор спел хорошо! Можно подумать, в Питере такое каждый день бывает :)
Не, ну формально Нарлот права, что "жаловаться"№ тут не на что: шутка ли, живой Кауфман в этом унылом заснеженном городе. Проблема в том, что я никакого Кауфмана не заметил – только вот если чуточку на бисах.
Ну, бывают у людей проходные концерты. Если брать что-нибудь офигеть великое и слушать подряд - например, Каллас в 50х - тоже такая скукота иногда. Жаль, что это не было одно из лучшего.
Народ, сидевший в первых рядах, говорил, что Йонас очень волновался.
Несколько человек практически повторили одно и то же.

Перенапрягся он за предыдущую неделю. Впрочем, если дал согласие петь - так пой! Что он и сделал. Только программу надо было сократить - Матильду и Кернера выбросить к чёртовой матери.

Не расстраивайтесь! :)) Бывает в жизни ещё и не такое.
Бывает, конечно.

Да, мне кажется, если бы программа была в два раза короче и хотя бы чуточку интенсивнее – было бы не в пример лучше. И вряд ли зал был бы в обиде ;))