io son ricco tu sei bella

Нам буклетто "Риголетто" нипочём, нипочём

Тут так вышло, что я стал соавтором belta по статье буклете к премьерному "Риголетто". На самом деле моя роль гораздо скромнее: всё это придумала belta, я просто помог собрать буковки. Но вышло, по-моему, неплохо :)
Чем я действительно в этом буклете горжусь, так это именно редакторской работой.
И вообще – буклет вышел отличный. Я не ожидал этого, если честно, а он правда классный. Одновременно информативный, разнообразный и не занудно-специальный. Так что обязательно зацените, если на спектакль пойдёте.
Кстати: теперь в "Большом" есть сувенирный магазин, где можно купить всякое прекрасное, от мячиков для снятия стресса и красивых писалок до буклетов от спектаклей. So there.


В связи с "Риголетто" я ещё внезапно написал в журнал "Ваш досуг". В журнале оказался редактор. Было интересно!
Но я всё-таки повешу, ээ, авторскую редакцию, пусть будет для истории ;)

Весь этот цирк
Цирк отступил. Расцвела оперетта.
Любить ли её? Слух прошёл, что любить.
Впрочем, тут и "да" и "нет" верны,
пиши рецепт, какой охота.
Михаил Щербаков

"Риголетто" – это опера, которую все с детства знают, то есть привыкли не обращать особенного внимания на привычный набор звуков. Никому, в общем, не интересно, кто этот Герцог, которого песенка, и что за странное имя Риголетто. Шут он, кажется. Того Герцога.
После 25-летней паузы оперу можно будет услышать в Большом. Её исполнит дирижёр Эвелино Пидо, который пока что остаётся тёмной лошадкой, выпускники и артисты Молодёжной программы Большого театра (есть надежда, что они, как обычно, всё сделают хорошо) и пара более известных, но всё же не звёздных певцов.
Приятно, но не очень интересно. Однако в истории есть интрига: у спектакля – именитый режиссёр, Роберт Карсен. Тот самый, у которого всегда мужчина в наброшенном на плечи пиджаке курит под надписью "Курить запрещено". У которого на сцене обязательно висит занавес, а лучше парочка. Который привык любого многогранного положительного героя рядить в плохиши. Словом, для которого весь мир – театр, а все оперы – о том, как печально быть баритоном.
Действие этого спектакля Карсена происходит, для разнообразия, не в театре, а в цирке. Именно в цирке сейчас место шуту – артисту, о котором мы знаем только, как он выглядит в гриме, и что на арену он вышел, чтобы нам было смешно. Но какой он на самом деле? Может быть, это человек, под весёлой маской которого скрыты слёзы. Красивая, романтическая версия; но вполне возможно, что это деспот-отец, сживающий дочку со свету, злобный завистник, которому хочется поквитаться со зрителями, или даже убийца. Мы ничего не знаем о смехаче – зато он с арены пристально смотрит на нас и что-то замышляет. Не поэтому ли в конце XX века таким распространённым недугом стала коулрофобия – боязнь клоунов?
Для Карсена Риголетто так же неоднозначен, неприятен, пугающ. Сочувствовать ему нельзя – только его несчастьям; а причиной этих несчастий является уж конечно не безответственный и очаровательный Герцог.
Кстати, это действительно Герцог распевает о сердце красавиц, склонном к измене, а ещё о том, что ему всё равно, с той или с этой дамой крутить роман. Но он же поёт искреннюю и отчаянную арию "Ella mi fu rapita" (Её у меня похитили), которой открывается второй акт: каждая новая любовь полностью захватывает его. Можно ли его винить?
Не винит и дочка Риголетто – Джильда. Карсен показывает её решение отдаться молодому повесе не как девичье легкомыслие, а как попытку проявить себя. Непослушание отцу, принятое без его участия решение позволяет Джильде перестать быть актрисой дешёвого балаганчика и почувствовать себя человеком.
Смесь эротики и опасности, которую Карсен видит в просторанстве цирка, катализирует события вердиевской драмы. Сам режиссёр сравнивает ее с пьесами Беккета, где одинокие персонажи не живут всерьёз, но их игры несут в себе реальную опасность.
В последнем абзаце текста должна быть выведена мораль: спектакль хорош или плох, смотреть его стоит или нет. Однако и для постановки Карсена, и для оперы Верди очень важно именно то, что морали в конце нет – Джильда просто умирает, Герцог просто уходит, живой и невредимый, а Риголетто просто остаётся наедине со своим проклятием – эгоизмом. Не станет подводить итоги и мы: надеемся, зритель рассудит сам.
Tags:
Буклетто? С радостью, как только оказия будет!
Мне оба два варианта понравились - они друг друга дополняют. А буклет, думаю, представляет индивидуальную ценность, безотносительно к спектаклю.
belta очень здорово умеет делать именно буклеты от спектаклей. Но да, я думаю, буклет и без спектакля небезынтересен :)