eccomi

Снова о "Брайдсхеде"

Вот здесь можно скачать аудиокнигу: Джереми Айронс читает полный текст второго издания "Брайдсхеда". Это в гораздо большей мере моноспектакль, чем аудиокнига, и моноспектакль совершенно блестящий. Я не всё слышу так, как читает он, но некоторые попадания меня совершенно потрясли, особенно там, где "принято" акценты ставить иначе. Есть тонкие черты, на которые Во только намекал, и которые Айронс для меня проявил очень ярко – например, интонационное сходство речи Себастьяна в расцвете юности и умирающего лорда Марчмейна.
Я очень не советую слушать это до или вместо чтения, потому что у Айронса есть своя "режиссёрская" идея, которой очень сложно противиться, но котолрая совсем не обязательно совпадёт с тем, что вы в тексте увидите; но после или независимо от – всячески рекомендую.
Ещё хочу сказать два слова об Айронсе. Я понимаю, что он совсепм не червонец, но если вас не мутит от тембра голоса – give it a try. Это правда великолепная и очень глубокая работа, и здесь Айронс, по крайней мере для меня, проявляет себя совсем иначе, чем в других жанрах.
Для меня это не было неожиданностью. Известно, что, когда снимали сериал 80-го года для "Гранады", именно Айронс получил приглашение на роль Себастьяна (а Энтони Эндрюсу было предложено сыграть Чарльза). Но Эндрюс, естессьно, хотел играть Себастьяна, потому что это ярко, это круто, это такой восторг для всех. А вот Айронс захотел Чарльза. То есть он сразу видел в этой книге именно книгу в целом. Он понимал, с чем имеет дело: вовсе не с истерией о прекрасном принце и волшебном царстве, дополненной двумястами страниц нудятины.


Вот пара фрагментов из переписаем Нэнси Митфорд с Во. (Я попробовал оставить сокращения сокращениями; читается менее удобно, но мне как-то неловко причёсывать то, что не сочла нужным причесать Шарлотта Мосли, ради моих квази-переводческих нужд.)
Здесь Митфорд пишет и нескольких реальных людях; я сейчас не буду подробно говорить о прототипах (мне не кажется это важным); если потом будет к слову, то будет. Не могу сейчас найти важнейшую цитату из самого Во, где он очень резко отзывается о поиске прототипов; ну, со временем.
Ну и можно своими словами не рассказывать, кто такие Нэнси Митфорд и Брайан Говард, да? О Говарде (как и о Гарольде Актоне) наверняка ещё поговорим; для нашего случая важно, что Митфорд явно сочла его прототипом Энтони Бланша.
Генри Веймут (виконт Веймут, 1905-92) – однокашник мистера Во, а лорд Эндрю Кавендиш (род. в 1930 г.), сын 10го герцога Девонширского (герцог с 1950 г.) – муж младшей сестры Нэнси Митфорд, Деборы (поженились в 1941 г.).
Ещё: и Митфорд, и Во пишут "God", но "he"; я по-русски тоже пишу "Бог" и "он", соответственно; если я не знаю англофишки, поправьте, пожалуйста.
22 декабря 1944 г.

Дорогой Ивлин!
"Брайдсхед" получен, отл. переплёт, настоящий триумф книгоиздательства. И, на мой скромный взгляд, хрестоматийная книга. Оч. хотела бы о ней поболтать – жажду узнать к-ч . Ты на стороне леди Марчмейн, или ты протв неё? Я не смогла понять. По-моему, в конце Чарльз влюблён, сильнее чем влюблялся до тгго, в Корделию – это так жизненно, влюбиться в целую семью (со мной тоже так раньше бывало). Ой, а Джонджон и Каролина и эта жуткая жена – мечта. Себастьян напомнил мне о Генри Веймуте и немного об Эндрю Каве; и ещё рада, что ты в этот раз так мил насчёт [Брайана] Говарда. Есть одна чудовищная ошибка. Алмазные заколки придумали только году в тридцатом, до того в шляпке носили булавку*. Остальное всё верно, так что результат хороший – по крайней мере, я больше ничего не нашла. На мой вкус Чарльза можно было сделать поярче – не могу объъяснить, но почему-то он мне кажется чуточку тускловатым, и это самое-пресамое единственное замечание, какое у меня есть, потому что я буквально захлёбываюсь от восторга. Нужно прочесть ещё раз, потому что кое-где мне просто пришлось пару страниц пролистать, чтобы узнать что же дальше, и я читала всю ночь, пока выдерживали глаза, и сейчас очень устала (рождественские хлопоты). Сегодня сказала Осберту**, какая книга прекрасная, а он сказал: завидую всем писателям, кроме Ивлина, потому что Ивлин на нашей стороне.
[...]
С любовью
Н[энси ]Р[одд]



[*] Речь идёт вот об этой сцене, когда Чарльз и Себастьян попали в неприятности с машиной:
"Let's telephone Julia and get her to meet us somewhere and talk it over."
We met at Gunter's in Berkeley Square. Julia, like most women then, wore a green hat pulled down to her eyes with a diamond arrow in it; she had a small dog under her arm, three-quarters buried in the fur of her, coat. She greeted us with an unusual show of interest.
"Well, you are a pair of pickles; I must say you look remarkably well on it. The only time I got tight I was paralysed all the next day. I do think you might have taken me with you. The ball was positively lethal, and I've always longed to go to the Old Hundredth. No one will ever take me. Is it heaven?"

Джулия появляется в шляпе клош, потому что она модная девушка ;) О том, как и с чем их (клоши) носили, можно почитать здесь. Однако о разнице между clip и arrow, на которые указывает Митфорд, я не знаю ничего; расскажите, если знаете. Кстати, цитата выше – по первому изданию, и ошибки, на которую указывает Митфорд, здесь нет. Это говорит о том, что текст, который есть на либре, не является текстом первого-первого издания, а является текстом допечатки, в которых, действительно, исправили заколку на булавку.
[**] Осберт Ситвелл, пишет Мосли, отправил Во поздравсительное письмо, но в частном порядке говорил друзьям, что "Брайдсхед" неописуемо пошлая книжка.


Мистер Во получил это письмо, будучи в Дубровнике, и ответил вот что.
7 января 1945 года

Милая Нэнси!
Да, я понимаю, о чём ты; он правда тусклый, но он же рассказчик, а история не о нём. Бенвенуто Челлини может быть хоть ярче всех, но он-то рассказывает о себе и только о себе. Для меня важнейший вопрос такой: выглядит ли любовь Джулии к нему настоящей, или же он такой тусклый, что в это не веришь; во втором случае книжку следует считать мучительным провалом. Он был плохим художником. Ну то есть из него художник – как из Осберта писатель, только Богом молю никому не выдавай, что я их сравнил.
Леди Марчмейн: нет, я не на её стороне; а вот Бог – да, ведь он легко переносит идиотов; а книжка о Боге. Я ответил?
Про заколку – плохо. В первом издании уже не поправишь, а вторых сейчас не бывает. Я же знал, что нужно послать тебе на отзыв. Полное (ха-ха) издание существенно отличается от первого, так что если ты правда расположена перечитать, подожди пару месяцев.
[...]
Разослал 50 экземпляров "Возвращения в Брайдсхед", 40 из них – твоим близким друзьям. Пожалуйста, держи ухо востро и докладывай, что они говорят. Впервые с 1928 года меня волнует книжка.
Люблю,
Ивлин

17 января 1945 года Митфорд пишет Во, в частности, так:
Отвечаю на твоё письмо о "Брайдсхеде". В общем да, согласна, с вопросом, что если Чарльз тусклый, то тогда разве стали бы и Джулия, и её брат, и её сестра поголовно в него влюбляться, но такая уж штука любовь, никогда не угадаешь. А вот про Бога не поняла. Я теперь верю в Бога, и я много с ним говорю и даже анекдоту рассказываю, но тот Бог, в которого я верю, ненавидит идиотов больше всего на свете, а ещё он хочет. чтобы люди были счастливы, и он хочет, чтобы любящие друг друга люди жили вместе – если это никому не мешает (а когда мешает, то он колеблется). Теперь вижу, что я совершенно не религиозна. Вижу это ещё и потому, что некоторые люди, как бык на красную тряпку, отреагировали в твоей книжке на исподволь проводимую хитрую католическую пропаганду, а я вообще не заметила никакой пропаганды, так я крепко против неё устояла.

Дальше она приводит отзывы разных людей в своём пересказе, которые я опущу, и завершает так:
Общее мнение. Книга о семье Лигонов. Слишком много про католичество.

На это письмо Во ответил, что... А впрочем, это как-нибудь в другой раз. ;)

(Переписка Во и Митфорд цит. по: The Letters of Nancy Mitford and Evelyn Waugh, ed/ by Charlotte Mosley, 1996.)


И о другом:
13.04.2013 в 13:28
Пишет Alsares no Lynx:

Томми и Кыся / Tommy and Wildcat (1998)

Страна: Финляндия / Wildcat Production
Жанр: Приключения, семейный, детский
Продолжительность: 01:36:10

Премия "Золотой Экран" международного фестиваля в Чикаго

12-летний Томми переезжает вместе с отцом из большого города в маленькую лапландскую деревушку, на родину его недавно умершей матери. Их новый дом стоит на краю самого северного в мире национального парка, и Томми очаровывает дикая красота здешних мест. Его отец работает над проектом по возвращению на волю самца рыси по кличке Кыся, пойманного еще котенком. Когда проект проваливается, и рысь начинают готовить к продаже за границу, Томми, успевший подружиться с Кысей, решает сам выпустить его на волю. Но с наступлением зимы рысь тайно возвращается в деревню. Местные жители устраивают на Кысю настоящую охоту, и Томми остается его единственной надеждой на спасение...

скачать можно здесь:
1,37 Гб
3,99 Гб
URL записи
TIL a lot. )) Аффтар, пеши ищо.

Вот это очаровательно: "Ну то есть из него художник – как из Осберта писатель, только Богом молю никому не выдавай, что я их сравнил."

Вообще, заинтересовала тема "Чарльз - плохой художник", но я еще не поняла, что я об этом думаю.

Про arrow - хм, а я всегда и думала, что это булавка в виде стрелы. В смысле, не модель булавки в принципе, на уровне механизма, а выглядящая как стрела. Типа во: http://www.etsy.com/listing/118375193/art-deco-arrow-white-stone-encrusted?ref=market А вот clip для меня было бы уже описанием механизма.
Что ты, Наташ: эту песню не задушишь, не убьйшь. Вот если будет нужно, чтобы автор ещё не писал, вот тогда надо было бы просить ;)) Хотя это опасно, это как горшочек-не-вари – бог знает, что от этого будет.
А серьёзно: мне приятно. что тебе любопытно читать.

На Чарльза м-р Во, мне кажется, возводит напраслину. То есть я думаю, что он многое про "Брайдсхед" говорил "для штуки", что называется, и этот тезис тоже имел тот смысл, что, мол, ежели кто тут ищет прототипы, то вот до того, милая, как ты начнёшь искать во мне Чарльза: я хороший писатель, а он плохой художник.
Плюс желание принизить персонажа, чтобы было видно, что ты Объективен в отношении собственного творения.
Почему я так думаю? Ну, потому что Так Мне Кажется, потому что мне кажется, что я с м-ром Во лично знаком и как-то что-то об этой флейте выучил; то есть, если коротко, нипочему ;))

Тнм я у себя в голове люблю играться с тем. что Чарльз правда был плохим художником. В это мне несложно поверить по тому, каким Чарльз предстаёт, и по реакциям окружающих: его картины эти окружающие в лучшем случае игнорируют ;)) И да, хинт можно найти в словах Бланша про unhealthy pictures: ведь Бланш чего ищет? Страсти, яркости, эмоций. Он поэтому цепляется за потенциально творческого Чарльза в Оксфорде, и поэтому же рвётся посмотреть его американские картины. И не находит в них вдохновения.

Но стрелка же эта по типу крепления тоже не такая, как clip? Я решил, что Митфорд сравнивает их по одному основанию (она, как и Во, очень бережно к всловам относилась, сравнивать оранжевое с круглым не стала бы).
Ещё о плохом художнике
Вот буквально только что вышел весенний выпуск EW studies, а там пишут:

George Shaw Meets Evelyn Waugh
Duncan McLaren refers to the works of Evelyn Waugh in an essay interpreting the art of British painter George Shaw. McLaren quotes Shaw, who compares himself with Charles Ryder. The essay, “The Path Out,” is available online at http://www.scenesfromthepassion.co.uk/styled-11/index.html, along with links to several other essays by McLaren on Shaw, and reproductions of several paintings.

Правда, он не с Чарльзом как художником себя сравнивает ;)))

As soon as I register these words I know there will have to be this postscript.

‘Brideshead Revisited was very much in my mind at the time of beginning the work in the late 1990s. I had in mind something of a satire that weaved autobiography, politics and observation into the reality of the only way of looking at the world; comedy. Isn't their something in Brideshead about modern art being all bosh?’

There is. From memory, Cordelia Flyte, Sebastian’s younger sister, earnestly asks Charles Ryder to confirm her assumption that all modern art is bosh. “Great bosh,” he replies.

George carries on: ‘I wanted to cast myself as Ryder, unexpectedly coming up against the present tense ruin of his formative years.’