ew

О пропаганде


Когда дело касается писем Ивлина Во, то, по большому счёту, приходится полагаться на издание Марка Эймори. Это замечательная книжка, но некоторых писем у него не было, некоторые он не разобрал, а кое-какие сознательно опустил.
Впервые о "Брайдсхеде" Эймори упоминает в примечании к письму Ивлина к Лоре от 25 января 1944. Привожу это письмо вместе со снойской элмори (его сноску я обозначил цифрой, свои – звёздочками). Купюра в нём не моя.
25 января 1944 года
[Клуб] Уайтс

Дорогая Лора!
Большое спасибо за оба письма. Второе обнадёжило меня относительно твоего состояния* гораздо больше, чем первое. Счастлив узнать, что за тобой хорошо ухаживают.
От меня по-прежнемук не отстают ни кашель, ни уныние. Колено практически прошло**, а по мнению доктора, которого я посетил сегодня в Милбанке***, прошло совсем. Я написал полковнику Фергюсону с просьбой дать мне трёхмесячный отпуск для написания книги1, а днём собираюсь в Министерство информации, чтобы попробовать заручиться их поддержкой. Отпуск был бы огромным даром. Не смею на это особенно надеяться.
[...] Я не объяснил, чем мне не подходит твой план жить со мной в коттедже в Пикстоне и, возможно, отказал слишком резко. Причина такова: я жажду твоего общества всегда, кроме одного случая. Когда я работаю, мне необходимо одиночество. Будь ты со мной, я не смог бы поддерживать в себе ту поглощённость делом, которая является условием сочинения. Мне бы хотелось поселиться на ферме или в гостинице и наезжать к тебе по вечерам раз в пару недель. Если дадут отпуск, попробую найти место в Чагфорде.
Моя мама тоже болела. Я с ней ещё не виделся.
Вчера впервые за несколько недель напился. Простуда от этого только усилилась.
Надеюсь, ты найдёшь гувернантку своим детям****. Не сомневаюсь, что она нужна.
С любовью,
Ивлин



[1] Пишет Элмори:
Во написал, что не годен к исполнению обязанностей в своей воинской части, и что у него "сформировался план нового романа", который не имеет никакой ценности с точки зрения пропаганды. На написание романа требуется три месяца. Копию он отослал министру информации Брендану Бракену и, видимо, отпуск получил.

Пола Бёрн, как обычно без ссылок, частично цитирует, а частично пересказывает это письмо на первой же странице своей книги:
"Я имею честь просить, – начинает он, – трёхмесячный отпуск за свой счёт по нижеописанным причинам." Ниже описаны причины различного характера. Предшествующая служба в морской пехоте, "коммандос", войсках специального назначения и в полку специальной авиадесантной службы не подготовили его к нынешней службе в мотопехотной части. Он больше не обладает бодростью тела, необходимой для активного несения службы. Он никудышний администратор, поэтому для кабинетной работы не годится. А ещё он не знает иностранных языков, так что разведке тоже полезен не будет.
Присутствуют заверения: роман, которому он посвятит отпуск, "не будет касаться войны непосредственно". Однако нет повода для больших надежд: "не стану делать вид, что у книга сможет непосредственно играть роль пропаганды". Подчёркивается необходимость немедленных действий: "Особенностью работы писателя является то, что стоит идее принять окончательные очертания в уме автора, и её уже нельзя отложить без того, чтобы не испортить. Собственно, если книга не будет написана сейчас – не будет написана никогда."

[*] Об (очередной) болезни Лоры он узнал, видимо, в начале января, но поскольку с декабря писем от мистера Во к жене не было (или нет в опубликованных материалах), кроме одного, которое Эймори датирует очень неуверенно, то точнее сказать нельзя.
[**] В декабре 1944 года Во в письме к Лоре упоминает, что сломал "маленькую косточку в голени". Норман Пейдж, который очень часто сообщает больше медицинских подробностей, утверждает, что этой "косточкой в голени", именуемой дальше "коленом", была малоберцовая кость.
[***] Мистер Во, как обычно, не следит за орфографией, но имеет в виду, видимо, Миллбанк – район в округе Вестминстер, в центре Лондона.
[****] Так и пишет, перфидо.


Исп. лит-ра

  1. The Letters of Evelyn Waugh, ed. by Mark Almory, 1980
  2. An Evelyn Waugh Chronology, General Editor: Norman Page, 1997
  3. Paula Byrne. Mad World: Evelyn Waugh and the Secrets of Brideshead, 2009




О Чагфорде расскажу в другой раз, извините. Приятных снов ;)
Tags: ,
Если б я не махнула на него рукой ранее, я бы сказала много плохих слов. )) Теперь он у меня проходит как явление природы. Не Цветаева, и на том спасибо.
Это про your children-то? Что ты, это цветочки, то ли ещё будет.
Не, это реально очень, очень мягко и заботливо он выразился.
Вообще он с Лорой в военных письмах был очень нежен, но только лично с ней, а не когда речь шла о детях (гнеужели ты не понимаешь, писал, что мне неинтересно про них читать?) или о его удобстве (my favourite, такскть: просит пиджак ему прислать и вводит это фразой do not forget or neglect).
Ладно, скоро многое увидишь.
"Наташа! А хочешь испытать самое омерзительное физиологическое ощущение в своей жизни?!" :D
Ну скажи же круто было!
Кстати, они, оказывается, без воды уменьшают радиус до таких икринок. А если водой полить, опять набухают.
Но вообще, я подумал, this pretty much says it about our backstory. The difference is, I did learn to suggest it openly!
Не, ну вот прикол. Вот ты должен знать. Он чо, думал, что этих детей ветром принесло? Все ковырнадцать штук? Католик, млин.
Нене. Не так.
Но это длинная тема, а я уже спать-спать. Да и без цитат неприкольно, а с цитатами сложно. Либо голосом наболтаю, либо по ходу дела увидишь, как это у него в голове работало.
Это цветочки, правда; но это моя любимая лошадь, я очень ей горжусь даже когда чаем пою.
Да? Ну я продолжу следить, что там дальше будет.
Но помните: я не обещаю, что Вам лошадь больше понравится с прибавлением информации. Может, напротив, уже и на скачки потом не захочется.

(Мне всё время кажется, что у Рона перед лицом на Вашем юзерпике – кардинальская биретта.)