как-нибудь такк

Dumbledore's Pensive

ЖЖ как хранилище недодуманного – это утешительно; как бы и не придумал ничего, а можно написать, и кажется, что что-то придумал.
Надо бы статью писать, но туда-то недодуманное не посунешь.


Главные события сезона по версии "Музыкального обозрения":
Екатерина Кретова: «Мой выбор – “Травиата”. И вовсе не потому, что так хороша работа Уилсона – она весьма стандартна, формальна и схематична. <...> По большому счету эта постановка – вариант своеобразного «концертного исполнения», в котором изначально заданный режиссерский прием перестает быть важным где-то на 10-й минуте, а великолепный дизайн визуального ряда (минималистическое оформление и изощренный свет) оказываются не более чем красивым фоном для прекрасного исполнения».

Пщщщ. Мы ещё недавно с (дорогим единомышленником и коллегой) Т.Я. говорили о том же, и она тоже сказала мне об этой "Травиате" как инварианте к.и. – а я немножко залип и не стал возражать. Теперь вот лестничное остроумие. Почему к.и.? Чем к.и.?
(Здесь мои руки замерли над кибордом.)
На самом деле я не могу никак возразить на точку зрения, которая плохо мне ясна. Возможно, секрет именно в этом пассаже о том, что режиссёрский приём перестаёт быть важным. Нет, не перестаёт, конечно; но я тоже думаю, что этот спектакль не является необходимым. Не в смысле – его можно было бы отменить.
Сейчас объясню.
Однажды В. совсем по другому поводу подарил мне отличнй критерий качества: он сказал – "мне не понравилось, но я понимаю, зачем мне нужно было быть именно там именно тогда". Вот именно. Есть набор впечатлений, переживаний, опыта, котоырй можно получить только там-и-тогда. Это нельзя пересказать.
В частности, если вот захотеть описать "Ноццы" Селларса (чтоыб далеко не ходить), придётся, кажется, брать партитуру и про каждый такт что-то пересказывать. А всякие тезисы типа "Ноццы поколения П" и "там Селларс всех поселил в Трамп-тауэр и одел по моде 90-х" решительно ничего не проясня. Можно написать критическйи текст о впечатлениях, контексте, необходимости спектакля; нельзя пространслировать спектакль, не дублируя. (Подозреваю, на этом же мы с belta в своё время погорели, когда писали длиннотекст о кушейной "Форце".)
А "Травиату" Вильсона пересказать можно. Нужно описать режиссёрский метод Вильсона (вот эти самые энвайронменты с актёрами) и добавить, что он положен на "Травиату". И всё: можно считать, что спектакль как целое был увиден. Его можно довольно точно сыграть у себя в голове – ровно с погрешностью на несколько жестов.
Собственно, этот мысленный эксперимент можно повторить с любым его спектаклем. Представьте себе его "Аиду", потом включите. Получается.
Значит ли это, что можно назвать спектакль Вильсона к.и.? Ни в коем случае.
Вижу ли я противоречие с собственным тезисом о том, что надо обязательно идти? На самом деле нет.


Скучаю по учёбе, сел читать подряд оперный том "Новой русской музыкальной критики". Сейчас всё иначе читается, чем два года назад; мне гораздо менее интересно, когда хорошим тоном стала поза утомлённого всезнайки, и гораздо больше – то, что в принципе интересовало пишущих. Статья о спектакле – это статья о чём?
Страшно прусь от того, как Ольга Борисовна Манулкина (у которой я, хочется верить, чему-то научился за два года) очень много объясняет и рассказывает, умудряясь в 3 тзсп вместить (а не засунуть) ликбез, пример и точное наблюдение, при этом не блистая, а именно разговаривая, по-человечески. Очень, очень прусь.
(Одну цитату, ладно?
Но, в конце концов, о красках можно забыть. Важнее другое: «Хованщине» нужна деятельная музыкантская помощь на каждом исполнении, заключающаяся не только в самодовлеющей красоте голосов, — потому что не законченная автором глыба имеет свойство разваливаться на куски: сцена не спаяна со сценой, номер лежит как бы в стороне от другого номера, и даже строфа может сохранять индифферентность по отношению к следующей строфе.
Мариинский состав под управлением Гергиева этой первой и главной помощи «Хованщине» не оказал, безразлично прикладывая эпизод к эпизоду. Нельзя даже сказать, что ткань оперы рвалась, поскольку натяжения материала не возникало: вяло провисали паузы, механически совершались переходы, и даже в излюбленных ариях текст читался по складам, не выдерживая испытания на медленный темп.

Это о "Хованщине" в Мариинке, как вы понимаете. Ну? Ну? Круто же, ну! Это я наугад взял нехвалебное, с хвалебным тоже всё отлично, просто я примерно до 184 страницы пока дочитал, лучше помнится последнее.)
Но написать не о том хотел. А о том, что, как ни странно, в сборнике до 1997 года нет текстов о режиссуре. Есть пересказы (задорные; подробные; интригующие; разные) спектаклей или сцен из них, бывают комментарии о техническом приёме (вроде: свет такой-то), иногда с оценкой приёма (декорации Х слишком гормоздник для спектакля У). Один очевидно театроведческий текст (от Ел. Вс. Третьяковой, конечно). Статьи Алексея Васильевича Парина – с рассуждениями не столько о режиссуре (это, видимо, арифметика), сколько о высшей математики жизни, в том числе театральной: контекст вытесняет разговор о собственно театре.
Это я не к тому, что такйо разговор неприменно надобен, а к другому. Первые* рассуждения о том, что вообще делает режиссёр, как, зачем, почему, появляются в статье Дм. Морозова об "Онегине" Бертмана. Такие примерно:
Однако если под традиционным понимать лишь повторение пройденного другими, хорошо знакомое и не сулящее никаких неожиданностей, то спектакль Бертмана, безусловно, выглядит нетрадиционно. Непривычного, неожиданного в нем с избытком. Например <...>

Или вот:
Но все же главное отличие этих спектаклей — Бертман не покушается ни на партитуру, ни на сюжетную канву, не навязывает жестких и прямолинейных концепций — он просто расставляет собственные акценты. Пусть не всегда бесспорные, они в главном не противоречат авторским, а нередко и непосредственно вытекают из оригинала.

И вот любопытно, что если радикальные (на тот момент честно радикальный – это сейчас они уже двадцать-лет-как-радикальные) спектакли требуют манифестов, то вот эти вот спектакли другого типа требуют именно теории. (А ведь так и не вышло: к манифестам все привыкли, а обхяснить, чем круты "Ноццы" бехтольфа – каждый раз беда.)
Кстати, москвичи, презентация 3 т. 23 сентября.
[*] Я то есть исхожу из презумпции репрезентативности сборника: если не по авторам, то хотя бы по эффективности разработки тем. В смысле, я верю, что таких рассужденйи было больше, но думаю, что если бы их было качественно больше, в сборник бы они тоже попали.


reznikers1 принёс весть, которую вы все уже видели, но я всё равно не могу не повторить.
Камерный музыкальный театр им. Покровского
Здесь готовят три премьеры. <...> В марте в театре на Никольской улице можно будет услышать моцартовское «Милосердие Тита». Дирижером-постановщиком приглашен Игнат Солженицын.

Там же – о Стасике:
К сожалению, отменена ранее планировавшаяся сенсационная копродукция с венским театром «Ан-дер-Вин» – барочная «Коронация Поппеи» с дирижером Жан-Кристофом Спинози и в постановке героя Зальцбурских фестивалей Клауса Гута (мог получиться дебют знаменитого режиссера в России). Но, по сведениям из театра, там намерены продолжить переговоры с Гутом. Кроме того, будут оперные постановки на Малой сцене, но об этом расскажут на сборе труппы 16 сентября.

Так вот.