eccomi

Quel che soffrono tanti ei soffrir non potrebbe?

Я просто оставлю это здесь, потому что мне что-то пипец как обидно, а сестра вот хорошо всё пишет, пока я неконструктивно терзаюсь.
Отдельно хочу добавить, что Дэн Эттингер, которого я, вы знаете, терпеть ненавижу и который по-прежнему заставляет железяки издавать звуки расстроенной сантехники, а певцов – угадывать, что и в каком темпе он решит играть вотщас, тоже отличился по части интерпретаций (идеально подходящих именно к этому спектаклю) и тонкой-тонкой работы с певцами, особенно в ансамблях. Чего стоит один только хорал в финале!


Оригинал взят у belta в Aprite un' po gli occhi...
Финал отпуска и плавный переход в рабочее состояние начались в субботу под "Свадьбу Фигаро". Сначала были фэйсбучные фото главного дебютанта и умиление по его поводу. Потом громкие вопли восторга от смотрящего спектакль eye_ameбратца. Потом мы сели смотреть спектакль вместе, и смотрели его так, что даже вино не допили. Причмокивая на каждой реплике, обмениваясь восхищенными взглядами, закатывая глаза к потолку и вздыхая "Ах, контесса!", "Ах, Базилио!" или "Марчеллина, Марчеллина!"
А наутро обнаружили рецензии, в которых спектакль - ругают. И как-то стало нам печально.
Вот КоммерсантЪ: http://kommersant.ru/doc/2794291.

...сильная сценография почти самодостаточна и уверенно ведет режиссуру за собой (в сухом остатке единственной оригинальной мыслью самого Свена-Эрика Бехтольфа оказывается неуклюжая идея приписать дону Базилио гомосексуальную страсть к Керубино), а все сколько-нибудь остроумные гэги на поверку представляют собой не столько режиссерскую удачу, сколько честную реализацию ремарок комедии Бомарше.


Ремарок Бомарше. Сценография ведет режиссуру за собой. И вообще, Бехтольфу эта постановка досталась по блату, как можно понять из первого абзаца.

А вот Кольта: http://www.colta.ru/articles/music_classic/8277


весь спектакль такой же — вроде как совершенно бессмысленный, но эстетически совсем не противный.



И апофеоз:

Бехтольфа просто некому остановить, некому посоветовать ему, как лучше.



Я все понимаю про разницу между "смотреть из зала" и "смотреть запись". Да, из зала явно не видно перевязанную лодыжку контессы или ее очки, и различить тонкости выражения лица тоже не всегда возможно. Но. Как мы знаем по опыту, в хороших спектаклях тонкости выражения лиц достраиваются в глазах смотрящего - по общей картинке, по мизансцене, по позе. По интонациям и по звучанию, наконец. И потом это достроенное идеально совпадает с тем, что показано в трансляции на крупных планах, потому что общий план и крупный - органично вырастают друг из друга.
Мне жаль, что я не видела эти Ноццы в зале: наверняка декорация работает еще лучше, чем мы поняли по записи; наверняка режиссер трансляции не показал что-то важное, что происходит в другом углу сцены, пока в кадре крупный план; наверняка есть тонкости в световом решении, которые упущены при монтаже. Но даже запись позволяет оценить идеальные мизансцены - говорящие, когда любой стоп-кадр превращается в осмысленную картинку. Даже запись позволяет прочитать пространственные решения - и они принадлежат не сценографу, потому что в данном случае речь не о том, как режиссер осваивает предложенное ему пространство, а о том, как сценограф выполняет поставленную режиссером задачу создать необходимое для действия пространство. "Для действия чердак бессмысленный", пишет Кольта. А что там обитает Барбарина, рецензенту неважно. Или он ее там не заметил.
Как не заметил и - в кои веки - осмысленно поставленную "Non piu' andrai". И пластические рифмы - хромающих и прихрамывающих женщин и нарочито захромавшего на ту же ногу Фигаро. И тему "мужчины разрушают, женщины собирают", изящно и просто поданную в 4 акте с белыми розами. И поразительную выделку текста, где каждая реплика слышна и сыграна, и ни одно слово не уходит в песок.


что хорошо для репертуарного театра в Мангейме или Цюрихе, вряд ли годится для Зальцбурга, да и любого другого честно осмысляющего себя фестиваля


пишет далее Кольта. Возможно, в этом разгадка: фестивальная журналистика жаждет быстрого и яркого понимания, а Бехтольф строит целое из множества филигранно выделанных мелких деталей. Он не пытается поразить публику с одного удара и придумать что-нибудь Эдакое: то ли он о публике вовсе не заботится, то ли просто ей доверяет и уверен в том, что зритель знает произведение до мелочей и поймет все верно.
Это "все" причем не обязательно касается добавленных смыслов. Восторги моего брата и других любителей английских 1920-х мне не очень понятны: я не знаю этот хронотоп, не могу от души восторгаться дизайном и функционалом бойлера или точно воспроизведенным фасоном гетр. А то, что за бодрыми издевательствами Фигаро в Non piu' andrai начинает звучать горечь собственных военных воспоминаний, я оценить могу, и смысл в этой арии сразу находится. И то, что граф поет арию про ведро, будучи загнан в тесноту винного погреба, куда спустился сам по доброй воле, тоже оценить могу. Как и то, что контесса страдает про dove sono не в собственной спальне, а в людской. Как и то, что все в этом доме подсматривают и подслушивают, но некоторые чувствуют, когда этого делать не стоит, а некоторые - нет, и это чувство такта определяет и характер каждого из героев. Ну и еще многое другое.


Обидно, короче. Бехтольф поставил ведь превосходный спектакль, ровно такой, какова сама опера. Длинная, состоящая из множества очень точно соотносящихся друг с другом мелочей, в которые если не вникать, удовольствия не получишь.

Кроме того, похоже, Бехтольф еще и точно вписывает свои "Ноццы" в общую программу фестиваля - "Завоевание Мексики", судя по картинкам и отзывам, вовсе не про историю и политику, а про мужское и женское; "Трубадур" прошлогодний - про женские фантазии; "Кавалера розы" не видела еще, но там сама опера в ту же степь... Про "Фиделио" напишу, когда посмотрю.

А пока вот еще одна рецензия на "Ноццы":
http://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2015/08/24/605886-zaltsburge-igrayut-svadbu-figaro-britanskom-stile
Оказывается, у Луки неожиданно

обнаружился сногсшибательный комический дар



А остальные - "типажи, а не характеры." И вообще, Бехтольф

...поставил в легкой, даже легковесной манере, стремясь скорее развлечь, нежели озадачить публику.



Тьфу. Обидно. Пойду спать.
Tags:
Хорал! Хорал! Хорал!
(и вообще, это глагол)
Хорал.
А какой аккуратненький граф с марчеллиноймарчеллиной.
А как графа уныло славят.
Продолжаем закатывать гласски?

А как все выглядывают из оранжереи.
А как сидит в уголке контесса.
А как Базилио ест грушу.
А как Керубино улетает вверх за окно.
Как Базилио делает всё ;)) На самом деле я калибрую качество "Ноцц" ровно по финалу 1-го акта, финалу 4-го и собсно Базилио. И многие как бы неплохие спектакли этой проверки не выдерживают. А тут вот так отлично.
Но на самом деле самый офигёж был с Non piu' andrai. Там не только старая каска Фигаро и не только направление огнестрелов, там ещё, например, разговор с Базилио (опять я, да).
Да, да, да.
А падать челюсть начинает с Se vuol ballare уже.
Ну и с Базилио, который ходит по дому с самого начала. Эх. Хочу еще.
Очень отлично, кстати, вышла Aprite un po'. Вообще работа с ариями о многом говорит (как обидно за купюры всё-таки!), чё уж; и то, что Фигаро все три раза умудряется разговаривать сам с собой так, что не оторваться, вряд ли работа одного Плахетки.
У Базилио ещё отдельно доставляет, простите, чувство такта. И интонация на "ah, meglio ancora" меня убила.
Работа с ариями и работа с хором. Наличие (или отсутствие) "внезапности" в сценическом действии.
В сущности, это еще отдельные линейки классификации "режиссерского" спектакля.
Блин, хочется всё бросить и пойти пересмотреть. Аааа.
А ещё так отлично, кто одинаковый, в частности внешне, а кто нет. И кого кто может, а кто не может спутать.
Вот как офигенно выстрелило укзнавание _по голосам_ после того, как Фигаро подал Сюзапнне идею, что узнать в принципе можно именно по голосу.
>обнаружился сногсшибательный комический дар

А до этого он был везде аццки серьезен, типо. :D
Да, конечно, просто это то, что я могу оценить. :-))
Угу; но там, на самом деле, автор статьи этому не Удивляется, просто отмечает. В другой статье, напротив, писали, что Лука не напрягался ;))